Независимая психиатрическая ассоциация России о САЕНТОЛОГИИ И ДИАНЕТИКЕ

Публикация в научно-популярном журнале «Людина и Свiт», №4 (475) 2000 г.

Проблемы вокруг саентологии интересуют не только специалистов по религиоведению, законодателей, экономистов и налоговиков. Довольно часто саентологов обвиняют в «опасном воздействии на психику» адептов, поэтому к решению вопроса о легитимности их деятельности стараются привлечь психологов и психиатров. «ЛiС» предлагает читателям обзор материалов, обнародованных специалистами из Независимой психиатрической ассоциации (НПА) России. Ряд публикаций в журнале НПА, посвященная новейшим религиозным течениям, была обусловлена особо отрицательным отношением сотрудников Государственного центра социальной и судебной психиатри им. Сербского к новым религиозным движениям и фактически нехваткой непредвзятых профессиональных оценок их деятельности, свободных от заангажированности и субъективных эмоций.

21 августа 1996 р. Министерство здравоохранения России совместно с МВД распространило инструктивное письмо «руководителям здравоохранения субъектов РФ и ректорам медицинских и фармацевтических ВУЗОВ РФ», в котором рекомендовало присылать сведения о «причинении вреда психическому здоровью людей» новыми религиозными организациями. В связи с этим в последние годы в России были инициированы десятки судебных исков против разных религиозных организаций, основаниями для которых считались причинение вреда психическому здоровью и возникновение у адептов личностных нарушений вследствие незаметного «гипнотического воздействия» («зомбирования», «кодирования», «программирования»). По мнению представителей НПА России, выводы специалистов, добавленные к этим судебным материалам, нередко базировались на предубежденном отношении к представителям НРТ (новых религиозных течений) и не были подкреплены корректными научными и (или) экспертными доказательствами. В декабре 1996 г. Постоянная палата по правам человека при Президенте РФ обратилась к министру здравоохранения с просьбой отозвать соответствующее письмо МЗД, однако эта просьба осталась без результатов. Обеспокоенные «очередным использованием психиатрии» — на этот раз уже ради подавления инаковерующих, в августе 1999 р. Представители НПА России обратились с открытым письмом в Генеральную ассамблею XI конгресса Всемирной психиатрической ассоциации. ВПА поддержала позицию Независимой психиатрической ассоциации России относительно недопустимости втягивания психиатров в проблемы, которые выходят за границы их профессиональной компетенции, и выразила обеспокоенность в связи с инициацией многочисленных судебных исков против разных религиозных организаций России в связи с тем, что они якобы наносят ущерб психическому здоровью и вызывают личностные нарушения.

В 1999 г. НПА России осуществила экспертизу деятельности Церкви саентологии. Действуя в пределах профессиональной компетенции, комиссия рассмотрела четыре экспертных вопроса.

Во-первых, есть ли и саентология и дианетика как ее часть научной теорией?

Опираясь на анализ многочисленных материалов, экспертная комиссия пришла к выводу, что саентологию нельзя считать наукой в ее классическом понимании. Она является мировоззренчески-этической системой интерпретаций широкого круга научных и паранаучных фактов без претензий на постижение необъятной сути Бога, но со утверждением его существования как Творца и пониманием человека как Его творения, которое реализует замысел Творца в своем бытии, отношениях с миром и в развитии. Что же касаемо материалистической науки и медицины как ее практики, то здесь саентологию можно признать паранаучной, парамедецинской системой, поскольку она находится за их границами и использует принципиально другую методологию. Однако следует признать, что саентология и ее технологическая часть — дианетика отвечают известным психологическим потребностям, которые порождаются интеллектуально-информационной культурой.

Ни в коем случае не претендуя на решение проблемы «есть ли саентология религией», эксперты сконцентрировали внимание на анализе технологий Хаббарда, в частности на одитинге. Как считает председатель экспертной комиссии В. Каган, дианетика соотносится с саентологией приблизительно таким образом, как в мировых религиях соотносятся предписания относительно повседневной жизни и ритуалов с постижением Божественного. Согласно с теоретическими положениями Хаббарда, дианетическая технология приспособлена для работы со здоровыми людьми или с лицами с некоторыми временными состояниями дезадаптации. Ее главная цель — не исцеление, а усовершенствование, и выздоровление здесь возникает как хотя и желательный, но побочный эффект. Если согласиться с официальным признанием саентологии религией, то она является религией светской, синкретичной и опирается на представления и язык своего времени. Согласно с саєнтологическими текстами, она не находится в конфронтации и не спорит с другими религиями или светскими установками.

Во-вторых, отвечает ли саентологическая (дианетическая) технология — одитинг — критериям и требованиям, которым должно отвечать медицинское вмешательство, в частности психотерапия?

Согласно выводу экспертов, дианетические технологии имеют целью развитие и усовершенствование человека, повышения его ответственности за себя, других лиц и мир вцелом, а так называемые терапевтические эффекты одитинга — только шаги к этой цели и признаки продвижения этим путем. Следовательно, методологический анализ саентологии не дает оснований рассматривать ее технологии как психотерапию.

В-третьих, существуют ли в процессе проведения одитинга моменты риска, связанного с затруднениями физического и психического характера, которые нуждаются в обязательном врачебном контроле одитинга?

Комиссия считает опасения серьезных затруднений вследствие одитинга беспочвенными. Один из аргументов оппонентов этой методики базируется на том, что одитинг приводит в состояние глубокой релаксации, которое может вызвать потерю контакта с реальностью, развитие галлюцинаций и бреда или чрезмерное фантазирование у склонных к этому лиц. Анализ саентологических текстов, протоколов одитинга и непосредственное наблюдение за процедурой убеждает в том, что элемент релаксации в нем является минимальным: одитор только фиксирует внимание участника на самой процедуре и просит его закрыть глаза. Более того, в начале процедуры человека информируют о том, что он полностью будет осознавать все, что с ним будет происходить, и сможет прекратить процесс по собственному желанию.

Еще одно опасение оппонентов состоит в том, что во время одитинга «саентологи получают информацию, которая вызывает эмоциональную уязвимость их адептов, а также позволяет программировать сознание в соответствии с целями организации». Эксперты НПА замечают, что общение во время одитинга принципиально не отличается от других видов общения (по крайней мере тех, что не сопровождаются состоянием измененного сознания), поэтому не могут привести к получению какой-то специфической, опасной для клиента информации. Кроме этого, процедура одитинга всегда завершается отменой любых суггестий, которые одитор мог сделать в процессе работы. Следовательно, так называемое «программирование» противоречит цели дианетики, и операторы принимают меры для предотвращения даже случайных эффектов внушения. Таким образом, медицинские затруднения одитинга являются маловероятными, поэтому врачебный контроль за его проведением не нужен.

В-четвертых, есть ли одитинг психотерапевтическим методом, который нуждается в профессиональной сертификации и лицензировании в установленном документами МЗД РФ порядке?

Анализ нормативных документов МЗД России бесспорно свидетельствует, что специалисты не считают технологии саентологии и дианетики психотерапевтическими методами, поэтому и не требуют лицензирования.

Попутный обзор значительного экспертного материала НПА дает возможность удостовериться в том, что комиссия обосновала отрицательные ответы на все четыре поставленных перед ней вопроса, которые касаются деятельности Церкви саентологии. Обнародуя материалы экспертных исследований, связанных с новыми религиозными движениями в России, Независимая психиатрическая ассоциация ставит себе целью развернуть цивилизованную дискуссию по сложным культурных проблемам, которые нельзя свести в единую систему на пример «строевого устава».

Полный текст экспертных материалов обнародовано в «Независимом психиатрическом журнале», 1999, №№ III, IV.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *